Menu

Иной взгляд на ловлю лосося

Не знаю, прав ли я, называя ловлю семги на «нелососевые» мухи нетрадиционной. Тема ловли лососей сложна во всех отношениях, и нужно немало отваги, чтобы ее коснуться. Пока ты новичок, откровения более опытных товарищей воспринимаются легко и не вызывают подозрений. Пройдет десяток лет, пока заметишь, что этот хор не такой уж стройный и единодушный, и тогда появляется сомнение в верности сложившихся стереотипов.

За столом или у костра мы убеждаемся, что мир лосося в наших головах чаще всего разный. Разные мухи, разные школы, разные методы и способы ловли. Кого можно убедить в своей правоте? Только новичка в укромном уголке, иначе объективный консилиум за столом выдаст десяток совершенно противоположных советов и оценок состояния реки, поведения семги и умственных способностей внезапно объявившихся оппонентов.

Есть одно общепринятое утверждение, которое я не могу переварить, так как оно несколько расходится с моей практикой ловли и наблюдениями за этой рыбой. Считают, что семга в пресной воде не питается, и, конечно, недоумевают по поводу причин, заставляющих рыбу в реках бросаться на всевозможные приманки - на мух, воблеры, блесны, червей, куски труб с крючками и другие съедобные и совсем уж несъедобные объекты.

Семга питается в пресной воде рек и озер! Конечно, не стану заявлять, что ест семга натуральную пищу всегда, везде и без перерыва на «обед». Тот, кто потрошит лососей, обычно даже не заглядывает в желудок. Результат известен - спавшиеся и атрофированные органы пищеварения, все пусто. Но ведь семга-то не обязательно погибает после нереста, многие рыбы выживают. Следовательно, функция переваривания пищи восстанавливается. Эти процессы хорошо изучены на морской форели, у которой через месяц после нереста вновь появляется серебристая окраска и так далее. И у выжившего лоха к весне рассасывается крюк, появляются рабочие зубы, серебристый цвет. Об этом писали, и это замечали те, кому попадалась скатывающаяся в море рыба. Их желудки уже переваривают обычных ручейников и прочую мелочь, что мы находим в брюхе попавшихся по соседству кумж. Многомесячный перерыв в питании в жизни рыб вовсе не редкость.

Это долгое вступление написано с единственной целью - убедить себя и других в том, что нельзя смотреть на благородного атлантического лосося как на некий полный загадок уникум в живой природе и ломать себе головы вопросом: «Почему лосось атакует искусственную мушку?» Семга всегда была и, надеюсь, будет просто рыбой со своим набором инстинктов, которые и определяют ее рефлекторные движения при виде наших мух, блесен и прочего имущества. Но пока доминирует представление, что лосось в реке «не голоден, не ест и не ищет пищу». Например, Malkolm Greenhalgh в статьях для журнала «Fly Fishing and Fly Tying» на этом основании делает вывод о нецелесообразности усилий по изучению этой темы и тем более по практической ловле на напоминающие пищевые организмы приманки. Но там же, абзацем ниже, автор сам констатирует факты явного интереса семги к живым насекомым, попадающим в ее поле зрения.

Такое представление об аппетите лосося толкает нас искать путь к успешной ловле в область только лососевых мух, лососевой тактики и техники ловли. Изъяны этого негибкого подхода создали массу заблуждений, касающихся мотивов поведения семги, и привели к появлению довольно разношерстного собрания лососевых мух с размытым практическим смыслом. Их классификации, а вернее, разделение на группы доступны пониманию, если речь идет о носителях, способах вязки и материалах. Можно сказать, что лососевые мухи существуют как некая смесь импрессионизма с экспрессионизмом и отражают наш чисто субъективный подход к делу. Когда мне пришлось вернуться к черновику этой статьи в поисках ошибок в рассуждениях, я еще раз просмотрел аргументы сторонников ловли на лососевые мушки, вернее, сначала аргументы в пользу лососевых приманок. Ведь «ловля» понятие куда более широкое, и в устоявшийся термин «лососевая ловля», «лососевые» мушки вписывается конечно же органично. Так какова практическая ценность этого многообразия мух? Даже если дело касается не вида мухи, а ее вариантов и стилей, приспособленных по замыслу к конкретным условиям реки, трудно понять, почему, как и когда работает данная муха или приманка. А будет ли работать вообще? Есть достаточно убедительные и подробные рекомендации по выбору размера, цвета и некоторых других характеристик мух в зависимости от сезона, состояния воды и т.д. Действительно, смену предпочтений семги можно продемонстрировать на примере эффективной с весны мушки Shrimp, большой и яркой в начале, деградирующей в теплеющей воде до едва заметного оранжевого или красного элемента tag или butt на мухах 12-14-го размеров.

Искусственные мушки

Все правильно, это готовая инструкция к действию, но работает она далеко не всегда. То есть рыба есть, а не берет; нет поклевок, и все тут! Я уверен, что перебор мух в рамках этих рекомендаций может и не помочь. Дело не только в том, что муха, хорошо поработавшая день-полтора, без всяких видимых и ощутимых перемен в природе перестает ловить. И не в том, что ваше найденное секретное оружие на 100 процентов не похоже на то, что протянул вам товарищ как свою самую  «убийственную» на сегодня муху. Дело в том, что не существует все учитывающих шаблонов-схем поведения рыбы. Кто-то ставит во главу угла наличие градусника и собственный рост как меру глубины. Другие видят основу успеха в способности оценить скорость воды и ее цвет, ставя температуру на последнее место среди факторов выбора мухи, места и тактики ловли. Поэтому для меня не была неожиданной проблема с выбором лососевой мухи, ставшая перед упомянутым выше «чистым» лососятником, описанная им самим на страницах рыболовного журнала. И логичным выходом кажется прием его более опытного коллеги, который подобрал десяток мух, каждую для своих 10 метров небольшого плеса. Но и у мастера селекция уловистых мух проходила эмпирически. Она заняла годы, а критерии отбора остались неясны.

Мушка

Найти рецепт уловистой приманки - несравнимое удовольствие. Но надо вернуться к вопросу: на что похожа лососевая мушка, вернее, какой должна быть эффективная мушка? Такой вопрос более корректен, учитывая, что речь теперь пойдет о ловле. Представьте степень разочарования, когда найденная лососевая муха оказывается лишь пустой данью традиции - ловить лосося на лососевое. Принципиально я был готов признать, что семга попадается на имитации ручейников, веснянок, да и на прочие мелкие, в том числе и фантазийные мушки. Когда стоишь по пояс в ледяной воде и работаешь в полном смысле этого слова, стараясь бросить дальше, провести глубже, хочется думать, что это простая и досадная случайность - семга на пустяковую мушку. И хоть такое везение на протяжении десятка лет повторялось совсем уж неприлично часто, сам я смог оставить в покое «лососевое» и заняться «обычным», только вдоволь наловившись. Можно сказать, что сложился уже такой прием при ловле семги - пойти ловить хариуса. Это старая история, но сделать какие-то выводы я попытаюсь сейчас. Любая рыба, и семга не исключение, руководствуется в своем поведении тремя основными инстинктами. Позвольте назвать их инстинктами самосохранения, размножения и пищевым, при этом роль их может меняться в зависимости от условий. Это определяет не только исследовательское и агрессивное поведение рыбы, но и реакцию на пищу в речной воде, которую никто не отменял! Пищевой инстинкт не пропадает, хотя, безусловно, на фоне высокой концентрации половых гормонов приглушается. Может быть, правильнее будет сказать, что я хочу разорвать устоявшуюся цепочку догм для новичков, одним из звеньев которой являются правила из той же схемы: «большая вода - большая яркая муха» или, например, «малая активность рыбы - малая темная муха». Другой подход нужен хотя бы потому, что не понятно, в чем проявляется «активность» рыбы, в агрессивности ли или реакции на появление пищи.

Наблюдение за атакующей рыбой - дело не только эмоциональное, но и познавательное. Одна рыба подвигла меня на целую серию опытов. Она стояла на глубине от 1,2 до 1,8 метра, у входа в широкий мелкий перекат. Я и так и сяк предлагал ей «рабочие» лососевые мухи, но семга не реагировала, вяло покачиваясь в тени камней. Оживилась она при виде оливкового ручейника типа soft hackle на крючке 14-го номера из хариусовой коробки и моментально стала «активной». Подобные метаморфозы регулярно повторялись и дальше.

По большому счету в поведении рыб ничего не может поменяться принципиально. Атаки на живые объекты, представляющие ценность с рыбьей точки зрения, осуществляются не как-то особенно, а только так, как это наблюдаем у других лососевых в реке. Характер движения чаще всего зависит от места, которое занимает семга, и... характера мухи. Муха под поверхностью вызывает подъем рыбы с образованием классического бугра и буруна при уходе вниз. Иногда все происходит абсолютно спокойно, семга поднимается к поверхности почти вертикально и тихонько берет муху. При этом на поверхности ничего не происходит, и подсечку делаешь лишь интуитивно. Большинство рыб в таких случаях засекаются за самый кончик носа, так же как обычные хариусы и форели, неторопливо собирающие корм у поверхности. При проходе мушки в стороне от места стоянки семги рыба поднимается и также по диагонали следует за приманкой, изучая ее и оставляя на воде волнообразный след. Схожая картина бывает при попытках рыбы атаковать сухую имитацию ручейника, уходящую с бороздой в сторону.

Семга

В быстрой воде перекатов или струй в камнях можно периодически наблюдать следы выхода рыб к поверхности. Проще расценить все это как простые передвижения или возню вблизи нерестовой ямы. Но подайте обыкновенную мокрую муху, и она вызовет аналогичное движение рыбы, которое теперь иначе как подбором мухи в струе и назвать нельзя. Наблюдения рыбьих эволюции у поверхности доступны каждому и вряд ли вызовут много возражений. Первый подъем лосося к поверхности за мухой был описан в 1659 году, когда лососевыми в современном представлении мухами еще и не пахло. Это не летние забавы, так же ведет себя рыба и весной в холодной воде, и позднее, осенью.

Возможно, технически ловля на привычные для нас мокрые мушки и нимфы имеет преимущество над подачей чисто лососевых мух. Подача и проводка приманки, на взгляд многих, куда важнее самой мухи, тем более таких ее частных характеристик, упоминающихся к месту и не очень, как игра материала, силуэт, цвет, прозрачность и многое другое. Во многом приемы работы зависят от плотности шнура (плавающий - тонущий). Нарастание мощности лососевой снасти приводит, за редким исключением, к снижению качества владения ею. Если разложить проводку на составные части, то нужно точно бросить, привести муху в рабочее положение, обработать площадь или направление, не теряя контроль над приманкой, и своевременно определить поклевку. Ключевым является контроль, который позволяет увеличить время правильной работы мухи в воде. Это может звучать парадоксально, но легкая одноручная снасть и относительно короткий заброс могут быть намного производительнее лососевой удочки, особенно в руках людей, не овладевших приемами выстреливания шнура или двуручными забросами. Возможно, нужно больше ценить не дальность заброса, т.е. не лишние 2-3 метра (которые, конечно, иногда могут сыграть роль), а прежде всего обратить внимание на правильный выбор направления заброса, скорости проводки и коррекции движения мухи.

К выбору мушек для ловли хотелось бы также подходить более логично и последовательно. Практика замены «примелькавшейся» мухи на новую свидетельствует о несколько упрощенном подходе к проблеме поклевки. Гибкость тактики, приводящая к успеху, заключается не столько в переборе мух, оживляющих интерес утомляющейся рыбы, сколько в поиске самой действенной модели мухи и ее адекватной презентации в воде. При этом нужно учитывать, что приемы, обычно используемые на других рыбах, работают и на лососях.

Согласны ли вы, что на семужьей реке пойманный на первых забросах хариус служит хорошим знаком, подтверждающим правильный выбор? Отсутствие поклевок не только семги, но и хариуса заставляет задуматься и поменять муху. И если это наблюдение бывает верным для лососевых мушек (пусть не для fully dressed, ваддингтонов и трубок), тем более оно верно для обычных. То есть я предлагаю выйти за рамки схемы, основанной больше на агрессивности или сезонной «активности» (в традиционном смысле этого слова). Я считаю, что нужно использовать более понятную составляющую поведения лосося - пищевой инстинкт и применять соответствующие ему реалистичные мушки.

Семга

В имитационном подходе нет ничего нового, при ловле лосося он применяется давно - прямо или косвенно. Ведь рябое перо дает эффект сегментации, шерсть подобна усикам и антеннам рачков, topping золотого фазана создает иллюзию контура полупрозрачного тела. Многие мушки перешли из разряда реалистичных форелевых (пусть обобщенных имитаций) в лососевые. Вспомните хотя бы March Brown и Muddler Minnow. Заметен и обратный процесс. Некоторые лососевые мушки уходят из категории чисто лососевых. Теряя в красках и уменьшаясь в размерах, они таким образом приближаются к природным прототипам, возбуждающим аппетит, а не играющим на нервах.

Оценивая эффективность мушек, хочу привести их показательную «деградацию» на реке от чисто лососевых к обычным, пусть иногда фантазийным, но чаще близким к реалистичным изделиям. Мы ловили в начале июня, когда температура воды колебалась от 9 градусов днем до 7-8- ночью. Летние камни были еще под водой, и я без особых сомнений начал со старого крупного оранжевого Shrimp-a. Позднее оказалось, что неплохо берет и на мелкие креветки восьмого номера. Рыбы было довольно много, поэтому к вечеру стало совершенно ясно, что больше всего поклевок вызывают еще более мелкие вариации с пером золотого фазана на тему крыла Ranger. Я решил целенаправленно углубиться в минимизацию размера мух - интересно ведь найти предел или черту, определяющие предпочтение рыб. Семга по-прежнему неплохо брала и на крупные яркие мухи, но почти везде, даже в пройденных неоднократно местах, предпочитала приманки с точечным оранжево-красным элементом (как в Red Butt и ей подобных). В конце концов, я оставил в покое все, что хоть как-то напоминало лососевые мухи, и перешел на варианты Red Tag или Black Zulu 10-12-го номеров, в которых сохранился лишь клочок красной шерсти. Остановиться пришлось на совсем уж безотказных мокрых мушках с красным телом типа Red Spinner, Hardy Favorite или, назовем их так, Bloody Gnat под сытого комара с брюшком от ярко-красного до вишневого, кровавого оттенка на 12-14 номерах крючков. Еще осторожничая, я не смог отказаться от «красного», в какой-то степени предполагая его роль в лососевом интересе.

Семужья река

Позднее, размышляя уже только о реалистичных и близких к ним мухах, я целенаправленно ловил семгу, ориентируясь в оценке эффективности приманок на частоту поклевок сопутствующего хариуса. В какой-то степени объективизации результатов помогали коллеги, ловившие по тем же местам, но по-лососевому. Интересно, что один из находившихся там москвичей ловил хариуса и, видимо, именно его нимфа с металлической головкой застряла во рту пойманного час спустя лосося. У меня нет головок с такой радужной поверхностью, и мушка осталась как образец в коллекции. По записям я восстановил уловистость некоторых из мух в течение недели ловли. Безусловности цифры не позволяют делать какие-то основательные выводы. Но для меня был важен сам факт документирования интереса лошалой и свежезашедшей семги к имитациям насекомых и влияние проводки на частоту поклевок. Я чередовал метод мокрой мухи с агрессивной мокрой и ловлей на нимфу вниз по течению. На плесах, перекатах и иных местах я испытывал поочередно две или три мушки, заменяя удачную и пробуя новую.

Может показаться, что я сгущаю краски в попытке привлечь внимание к весьма результативному, на мой взгляд, способу ловли семги на обычные для средней полосы имитации ручейников, веснянок и на массу подобных, реалистичных и фантазийных мух. Я не имею ничего против традиций, против красоты лососевых мух и их эффективности в умелых руках. Можно усомниться лишь в их доступности, но это проблема не столько продавцов, сколько наша собственная. Пусть для многих удачная рецептура для семги интересна только на грядке «лососевых» мух. Но мне кажется важным то, что нетрадиционная ловля не требует не только специальных мух, но и снастей лососевого класса. Ведь для ловли на муху 10-14-го размеров не нужны двуручные удилища и прочее. Это просто иной мир деликатной ловли крупной рыбы и особой эмоциональной ауры, которая имеет своих поклонников. 

 

Пары мух

Отношение числа пойманных в данном месте хариусов к семге T/S

Оценка мухи семгой

Black Zulu

Orange Partridge

Мокрая

Мокрая

1:2

2:1

Стабильные поклевки

Интерес непостоянен

Red Tag

Partridge&Orange

Мокрая

Мокрая

1:1

3:1

Постоянно хорошо

Впечатление чисто хариусовой

Bead Head Pheasant Tail

Olive Sedge Pupa

Нимфа

Мокрая

1:1

2:1

Брала любая локализованная рыба

Хорошо, но не всегда постоянно

March Brown

Olive Sedge Pupa

Мокрая

Мокрая

3:0

1:0

Не работает на солнце

Интерес непостоянен и у хариуса

Bead Head Pheasant Tail

Partridge&Orange

Нимфа

Мокрая

2:1

0:0

Вызывает активизацию клева

Отсутствие интереса

March Brown

Caddis Green Butt Pupa

Мокрая

Мокрая

1:5

0:0

В дождь брала каждая рыба

Отсутствие интереса

Brown Bomber

Green Sedge

Мокрая

Мокрая

2:1

2:1

Без энтузиазма

Вялые поклевки

Stonefly Nymph

Bead Head Caddis Nymph

Нимфа

Нимфа

1:3

1:5

Стабильный интерес

Брала каждая локализованная семга

Bivisible and silver

Сухая/мокрая                 

1:1

Стабильные поклевки

Red Tag variant

Мокрая

1:1

Постоянно хорошо

 
Последнее изменениеВоскресенье, 28 декабря 2014 20:05

Дополнительная информация

Василь Быков

Живет в Белоруссии, в г. Гродно. Член Гродненской областной общественной организации любителей спиннинга и нахлыста.

Комментарии (0)

There are no comments posted here yet

Оставьте свой комментарий

Posting comment as a guest. Sign up or login to your account.
Вложения (0 / 3)
Share Your Location
Наверх